Аналогов не было

Что такое Аналогов не было?

Аналогов не было

Аналогов не было

       «…На Шяуляйском и Рава-Русском направлениях противник, с утра вклинившийся в нашу территорию, во второй половине дня контратаками наших войск был отбит и отброшен за границу…» Эта фраза из сводки Главного Командования Красной Армии от 23 июня 1941 г. для командования вермахта была громом с ясного неба. Кто мог остановить армаду танков, уже второй год молниеносно покоряющих страны Европы! Казалось, все было учтено и выверено. Определен основной тип танка вермахта. Два года гитлеровские солдаты с темпом 25-26 километров в сутки наступали во Франции и Польше — почти прогулка. Основной танк Германии — Т-III был одним из конкретных воплощений военной доктрины фашизма — «блицкрига». Танковые дивизии, укомплектованные в основной массе этими машинами, должны были сделать второе издание французской нрогулки по территории СССР.

        И вдруг к концу второго дня войны гитлеровцы обнаруживают себя там, откуда начали наступать, за линией Государственной границы Советского Союза!

        А было ли это вдруг? Неужели для генерального штаба Германии было секретом то, что еще в 1940 г. советские танкисты применяли при прорыве «линии Маннергейма» в Финляндии новые тяжелые танки? Именно они в июне 1941 г. превратили в десятки чадящих костров быстроходные танки фашистов. Это 63-й танковый полк 104-й танковой дивизии, вооруженный тяжелыми танками КВ-1, стал причиной расползавшихся среди немецких артиллеристов и танкистов слухов о том, что снаряды их орудий разрываются на броне русских танков, не причиняя им вреда. То были не только слухи. Вот выдержка из донесения комиссара А. Давиденко: «Хочу отметить, что хорошо показали себя в боях наши тяжелые танки КВ. Гитлеровцы, вероятно, не имели средств пробить броню КВ, и это наводило на них ужас. КВ для них были неуязвимы. Очень жаль, что их у нас так мало. Вот пример: 30 июня вернулись из боя два танка КВ, у которых не было ни одной пробоины, но на одном из них мы насчитали 102 вмятины».

        И это не был частный успех. Тяжелые танки КВ-1 и КВ-2 в Прибалтике, на Украине, в Белоруссии выходили на поединки с десятью, даже двадцатью танками врага и одерживали победы. Констатация этих фактов могла бы занять не одну страницу текста, но сейчас это уже не требует подтверждений, как в первые дни войны. Итоги давно подведены.

        Но следует сказать, что схватка эта началась давно, и начало ей было положено на чертежных досках конструкторов.

        Машины, отвечающие доктрине фашизма — скорость и масса огня, Т-III и Т-IV рождались на фирмах «Порше», «Крупп», «Рейнметалл». Их предназначали для короткой войны, для первого неожиданного удара. Гитлеровские конструкторы не заботились о высокой проходимости — танковые клинья, как нож в масло, должны прорваться по дорогам и замкнуть кольцо окружения. Хорошая броня не нужна — противник будет ошеломлен и подавлен, его артиллерия не успеет поразить танки. А от пуль пехоты защитит и противопульная. Да и не было ни в одной армии мира танков, которые не пробивались бы снарядами противотанковой артиллерии.

        Другую позицию занимали в КБ Кировского завода, коллектив которого возглавлял Жозеф Яковлевич Котин. Он и дал молодому ведущему инженеру Николаю Леонидовичу Духову задание на проектирование танка противоснарядного бронирования. Каким должен быть танк? Подвижность — неотъемлемое качество боевой машины. Но не в ущерб бронированию! Уже прибыли фотографии из Испании, присланные советскими добровольцами-танкистами. Быстроходные танки БТ-5 пробивались появившейся многочисленной 37-мм противотанковой артиллерией. Не выдерживали попадания 37-мм пушек Бофорс и более тяжелые трехбашенные танки Т-28, участвующие в советско-финском конфликте. Значит, нужно принципиально новое решение — танк, защищенный от снарядов пушек всех вероятных противников, а это вес и еще раз вес, с которым снижается подвижность. Аналогов еще не было.

        Николай Духов не готовился к специальности конструктора танков. После окончания Ленинградского политехнического института пришел на Кировский, занимался автомобилями. В 1933 г. из ворот завода вышли первые легковые автомобили Л-1, полностью изготовленные из отечественных материалов. Участвуя в их разработке, молодой конструктор получил хорошие навыки. Чуть позже — задание по подготовке производства пропашного колесного трактора «Универсал». В мае 1935 г. совершенно неожиданное задание — 75-тонный кран для железнодорожного транспорта. С группой товарищей Николай Леонидович закончил подготовку чертежей в рекордный срок — 23 дня. Это уже опыт. Затем Духов занимается проектированием нового для него механизма — бортовой передачи для танка Т-28. И в 1938 г. справляется с этой задачей. Забегая вперед, скажем, что. знакомясь в 1943 г. с аналогичным узлом нового танка вермахта «Пантера», Духов с удивлением обнаружил знакомый ему механизм, в точности повторяющий его разработку.

        И вот новое задание — танк, который до него еще никто не создавал. Много позднее нарком танковой промышленности В. А. Малышев писал:

        «В 1938 г. конструкторы ни в одной стране мира не работали над созданием танков с толстой броней, с мощными пушками и мощными дизелями… В течение многих лет до этого все попытки конструкторов усилить броневую мощь и вооружение танка терпели неудачу. Вес танка намного увеличивался, скорость и маневренность снижались. Считалось, что попытки усилить броневую защиту и вооружение вызовут ухудшение других боевых качеств машины. Надо было найти смелость и силы разорвать с общепризнанными традициями, пойти новой дорогой в танкостроении».

        Н. Духов, Н. Шамшурин и другие взяли на себя такую смелость. Первое — отказаться от тяжелого танка в том исполнении, в каком его при-выкли видеть, — пятибашенном. Каждая башня — сотни килограммов веса, а вооружение от этого не выигрывает. Отказались и от проекта уже готового чуть раньше 55-тонного двухбашенного танка СМК.

        Результат — машина с меньшим весом, значительно короче по корпусу и общей высоте. Толщина брони — 75 мм. Больше, чем у СМК. Танк перестал быть этаким бронированным малоподвижным слоном. В таком виде он пошел на прорыв «линии Маннергейма» и этим открыл себе славный путь.

        Скажем сразу, что проследить все сложности создания новой боевой машины в объеме одной статьи просто невозможно. Поэтому ограничимся деятельностью Духова как конструктора. «С Николаем Леонидовичем я познакомился еще в 1933 г., — писал о нем директор Кировского завода в предвоенные годы И. М. Зальцман. — Он быстро завоевал репутацию талантливого конструктора и расчетчика. Его вклад в создание танка КВ настолько значителен, что я считаю Духова основным автором этой могучей машины».

        Духов не был «кабинетным» конструктором, хотя в 1940 г. его назначили заместителем начальника КБ. В комбинезоне танкиста летом и осенью 1940 г. его видели на полигоне. Вместе с испытателями гонял он опытные машины по пересеченной местности и препятствиям. На бывшей «линии Маннергейма», где остались противотанковые препятствия, внимательно изучал возможности своей машины по их преодолению. Принимал участие в обслуживании и ремонте машин. У Духова выработалось правило, которое потом легло в основу дальнейших разработок: только зная свою машину как воин, конструктор может совершенствовать ее как инженер. Испытания дали возможность улучшить конструкцию машины. Лобовую броню довели до 105 мм, изменили форму маски пушки. Проводили опыты изготовления литых башен, которые с начала войны пошли в серию. Вес танка возрос до 47,5 т. К середине марта 1940 г. серийные КВ-1 уже регулярно выходили из цехов завода. Труд конструктора правительство отметило орденом Ленина. Вот как отозвался Маршал Советского Союза К. А. Мерецков о замечательной машине: «Хорошо показал себя при прорыве оборонительного района на направлении Суммы опытный тяжелый танк КВ… Он прошел через финский укрепленный район, но подбить его финская артиллерия не смогла, хотя попадания в него были… Мы получили первоклассную по тому времени машину. Это было огромное достижение нашей промышленности, внесшей серьезный вклад в развитие боевой мощи армии».

        А конструктор выполнял уже другое задание. Опыт боев в укрепленных районах показал насущную потребность в бронированных машинах с более мощным вооружением.

        Опять неизведанные пути. Считалось, что калибр 76 мм — предел для танка. А Николай Духов решается установить на свой танк 152-мм гаубицу для стрельбы прямой наводкой. Пришлось, конечно, увеличить высоту башни и перенести центр тяжести а более высокую точку. Были опасения, что танк опрокинется при выстреле, развалится башня, выйдет из строя трансмиссия.

        Как и положено, первый выстрел произвели со всеми предосторожностями, выведя длинный шнур от спуска через люк. Башню развернули в наиболее опасное положение — на борт. выстрел! Машина осталась на месте. Осмотр показал полную возможность применения орудия большого калибра.

        Так родился прообраз мощных самоходных орудий, впоследствии принявших участие в Великой Отечественной войне. Но и КВ-2, который выпустили малой серией, внес вклад в Победу. Летом 1941 г. десятки фашистских средних Т-III и тяжелых «Рейнметалл» развалились, как картонные коробки, от ударов их 152-мм снарядов.

        Конечно, не один Духов создавал танк. Над созданием боевой техники работал огромный коллектив. Но Николай Леонидович был его душой. Из создателя он превращался в исследователя, умел критически анализировать ход работы, применяя полученные данные для улучшения конструкции. «Я много испытал машин на своем веку, — вспоминал участник испытаний танков 30-х годов офицер И. И. Колотушкин, — но такого коллектива никогда не видел. Иным разработчикам толкуешь, толкуешь о замеченных недостатках в машине, а они с пеной у рта защищают свое изобретение, стараясь доказать безгрешность конструкции. Духову и его помощникам стоит только слово сказать, и они тотчас же постараются выяснить, не конструкция ли виновата». В свою очередь, и слово Духова для испытателей было весьма авторитетным.

        С первых дней Великой Отечественной войны началась организация серийного выпуска КВ-1 на Урале. На плечи главного конструктора легли тяжелые задачи. Профессия танкостроителя обострила его гражданские чувства, сделала трезвым политиком. Он усвоил суровую истину: победу в схватке с сильным и жестоким врагом голыми руками не добудешь, ее надо терпеливо, буднично готовить. Конструкторский отдел в сжатые сроки разработал ряд принципиальных решений, облегчивших массовый выпуск танков. Широко внедрялось броневое литье, упрощались стыковые соединения, технология изготовления отдельных узлов.

        Сам главный не раз находил простой выход, казалось бы, из безвыходных положений. Взять хотя бы историю с подшипником ГПЗ-224. Уникальные подшипники диаметром 400 мм применялись для ведущих колес КВ. В связи с эвакуацией Государственный подшипниковый завод временно прекратил их выпуск. Быстро подошел к концу и имевшийся запас, в фронту нужны танки. И Духов предлагает простое решение: из торсионных валов, изготовлявшихся из высококачественной стали, точить ролики и без обоймы устанавливать их на место подшипника. Испытания показали, что в пределах гарантийного пробега необыкновенный подшипник обеспечивает безаварийную работу.

        Как-то прекратилась подача дизельных двигателей В-2К. Опять срыв выпуска? Нет, и здесь находится выход. На заводе хранились бензиновые двигатели М-17Т, ранее ставившиеся на трехбашенные танки Т-28. В короткий срок коллектив под руководством Николая Леонидовича произвел необходимые расчеты, изменил базу установки, и очередная партия тяжелых машин ушла на фронт с этими двигателями.

        В буднях повседневных забот о выпуске машин Духов не упускает из виду действия танков в боевых условиях. Поступают сведения о недостатках трансмиссии, неудобствах, вызванных большим весом танка. Как сделать, чтобы, не снижая броневой защиты, увеличить подвижность боевой машины? Главный конструктор находит выход. Это опять новое решение — дифференцирование брони по корпусу и башне. Заодно уменьшается до 75 мм и лобовая броня — не все снаряды танковых пушек противника пробивают ее. Внесены улучшения и в трансмиссию. Результат — новый танк КВ-1с. Вес его уменьшился до 42,5 т, а скорость возросла до 43 км/ч. А вскоре возросла и огневая мощь танка. На КВ-1 установили новую башню с 85-мм пушкой улучшенной баллистики. Одна из первых партий танков была направлена для участия в боях на Курской дуге, получив наименование КВ-85. Битва на полях сражений и за конструкторской доской не прерывалась. В июле 1943 г. в массовом порядке противник применяет новые тяжелые танки «Тигр» и самоходные установки «Элефант» (позднее название «Фердинанд»).

        Они защищались более мощной броней. Например, «Элефант» имел 200-мм лобовую броню. Но итог июльских боев известен. Поля под Курском покрылись сгоревшими вражескими машинами. В короткий срок советские конструкторы, используя базу КВ-1с, создали тяжелую самоходную установку СУ-152 со 152-мм гаубицей-пушкой. Снаряды ее срывали башни с «тигров» и проламывали броню тяжелых артсамоходов.

        А Духов в это время искал пути совершенствования своего первого противоснарядного. Во всяком случае, на первом этапе соревнование с противником он уже выиграл. Беседуя с танковыми командирами перед наступлением в Арденнах, Гитлер признал:

        «В тот момент, когда мы ввели определенные типы танков, у русских уже были задуманы КВ-1 и КВ-2… И эти типы уже были сданы в производство. Иными словами, сама война через один или два года показала, что некоторые наши типы, в которых мы могли считать себя абсолютно превосходящими, в течение первых двух лет оказались устаревшими».

        Мысль о новом, более мощном тяжелом танке не давала покоя Духову и его помощникам. Путь к этой машине начался еще в 1942 г. Очередной вариант тяжелого танка — КВ-13. Но он так и остался подвижной лабораторией. Над новой машиной работали два коллектива — главного конструктора Н. Л. Духова и начальника опытного КБ Ж. Я. Котина. Работа велась в инициативном порядке. В малом заброневом пространстве тяжелого танка нужно было установить 122-мм пушку и разместить снаряды более крупного калибра. Все это — не увеличивая габариты машины, но повысив ее бронезащиту. И эта сложнейшая задача была решена. Рациональные углы наклона броневых листов, снарядостойкая форма башни, улучшенная компоновка — вот отличительные черты, позволившие приступить к выпуску серии танков ИС. Первым был ИС-1 с 85-мм пушкой, тремя пулеметами калибра 7,62 мм и зенитным пулеметом калибра 12,7 мм. Превосходя КВ-1 по броневой защите, он получился даже меньше по габаритам. А вскоре на смену ему пришел ИС-2, вооруженный 122-мм пушкой, превосходившей пушку КВ-1 по огневой мощи в 5 раз.

        Этими танками стали вооружать тяжелые гвардейские танковые полки прорыва, которые стали грозой фашистского «зверинца»: «тигров», «пантер», «слонов» и других образцов бронетанковой техники противника с устрашающими наименованиями. ИС-2 был самым эффективным тяжелым танком второй мировой войны. После проведения Корсунь-Шевченковской операции в руки советских разведчиков попал интересный документ: в нем фашистское командование запрещало своим танкистам вступать в открытые поединки с советскими тяжелыми танками и разрешало стрелять по ним только из засад. Это ли не лучшая аттестация его создателю! Как-то на одном из подмосковных полигонов испытывали пушку ИС-2, в качестве мишени установили трофейный танк. С расстояния 1500 и снаряд 122-мм орудия не только пробил лобовую броню, но и прошил насквозь моторную перегородку, разбросал узлы и механизмы и вырвал по сварке кормовой броневой лист. Казалось бы, создатели тяжелых танков, которыми руководил Николай Леонидович, сделали все возможное, подняв все три качества тяжелого танка по комплексу «огонь — подвижность — защита» на высший уровень.

        Но в конце сентября 1944 года на стенах кабинета Духова уже висело более полутора десятков листов ватмана с чертежами танка, заметно отличающегося от предшественников изящностью форм. Особенно были характерны выдающийся вперед острым клином нос танка с опущенными скулами и низкая сферическая башня. Конструкторы учли законы рикошетирования снарядов и резко увеличили углы наклона брони.

        Танк почти не прибавил в весе, но его бронезащита значительно возросла. Это был последний танк военного производства ИС-3. Даже десять лет спустя после войны он все еще рассматривался как эталон тяжелого танка. В 1956 г. американская пресса подчеркивала: «По сравнению с танками западных держав ИС-3 имеет исключительно низкий силуэт, а также весьма эффективную форму броневой защиты».

        Могучая, красивая машина ИС-3, воздвигнутая в г. Челябинске на гранитный постамент, — памятник славы и трудового подвига танкостроителей, и в первую очередь выдающегося создателя тяжелых танков Н. Л. Духова. А Советское правительство отметило его личный вклад в дело победы присвоением звания Героя Социалистического Труда трижды.

Библиография:

Техника и наука № 3 за 1985 г.

Энциклопедия танков.
2010.

.

Страницы: 1 2

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *