ИСУ-152

Что такое ИСУ-152?

ИСУ-152

ИСУ-152

Самоходная установка ИСУ-152

История создания и развития

        Работы по созданию тяжелой самоходной артиллерийской установки (САУ) начались во второй половине 1943 года. К этому времени перед советскими конструкторами очень остро встал вопрос о разработке нового тяжелого танка для нужд Красной Армии. Используя свои предыдущие наработки по экспериментальному танку КВ-13, коллектив КБ опытного завода №100 создал «объект 237» — прототип будущих серийных танков ИС-1. После проведенных испытаний стало ясно, что новая машина обладает серьезными преимуществами перед серийно выпускавшимся в то время танком КВ-1С. Следствием этого стало распоряжение Государственного Комитета Обороны (ГКО) по скорейшему запуску этого прототипа в серию на Челябинском Кировском Заводе (ЧКЗ). Производству новых танков, получивших обозначение ИС-85 (ИС-1), был присвоен наивысший приоритет, а более ранние планы выпуска на ЧКЗ других боевых машин были скорректированы в сторону уменьшения. На тот момент ЧКЗ выпускал тяжелый танк КВ-85, средний танк Т-34 и САУ СУ-152. Последняя как раз и являлась прямой предшественницей ИСУ-152. Эта самоходка вооружалась мощной 152.4-мм гаубицей-пушкой МЛ-20С в неподвижной броневой рубке, которая ставилась вместо башни на шасси базового танка КВ-1С. Боевое крещение СУ-152 приняли на Курской Дуге, сразу же завоевав уважение как у советских, так и у вражеских солдат. Только они одни из всей советской бронетехники могли эффективно поражать грозные «Тигры», «Пантеры» и «Элефанты», за что и получили почетное прозвище «Зверобой». В ходе наступательного этапа Орловско-Курской операции СУ-152 столь же эффективно использовались по своему прямому назначению в качестве тяжелого штурмового орудия поддержки атакующих танков и пехоты.

        Начало серийного выпуска танков ИС сопровождалось постепенным, но полным свертыванием производства всех выпускаемых на ЧКЗ машин других типов, в том числе и столь необходимых фронту СУ-152. Поэтому перед конструкторами танка ИС еще на этапе разработки прототипа сразу же был поставлен вопрос о создании САУ на его базе, эквивалентной СУ-152 по вооружению. На стадиях проектирования и постройки опытного образца эта машина проходила в документах того времени как «ИС-152». Несмотря на совершенно одинаковую артсистему, для новой самоходки боевую рубку пришлось разработать заново, так как заимствовать старый ее вариант от СУ-152 оказалось невозможным из-за иной геометрической формы корпуса танка ИС по сравнению с танком КВ. Так как корпус танка ИС имел меньшую посадку, то рубка новой самоходки получилась более высокой по сравнению с СУ-152 и машина обрела свой легко узнаваемый характерный облик. Больший размер рубки повышал заметность САУ на поле боя, но в то же время обеспечивал лучшие по сравнению с СУ-152 условия работы экипажа (объем рубки был увеличен за счет несколько меньших чем у СУ-152 углов наклона скуловых и бортовых листов, а связанное с этим некоторое уменьшение защищенности компенсировали утолщением брони). Благодаря накопленному при разработке СУ-152 опыту и достаточно большой номенклатуре заимствованных у СУ-152 и КВ деталей, прототип самоходки на базе танка ИС был построен за весьма короткий отрезок времени. Получивший заводской индекс «объект 241» опытный образец вышел на испытания 21 ноября 1943 года. После успешного их завершения новая самоходка была запущена в серийное производство под окончательным обозначением ИСУ-152. По плану первые 5 машин должны были быть сданы военной приемке уже в ноябре, а в декабре завод должен был сдать еще 30 самоходок.

        Высокие боевые качества базового танка (точнее, его усовершенствованного варианта ИС-2) повлекли за собой желание высшего руководства страны и армии нарастить их выпуск по максимуму, что естественно не могло не сказаться на качестве выпускаемой продукции: в январе 1944 года гарантийных обязательств не выполнила ни одна из предъявленных на испытания самоходок ИСУ-152 (впрочем, та же участь постигла и все тестируемые ИС-2). Следствием этого было решение правительства о первоочередном приоритете повышения качества выпускаемых на ЧКЗ боевых машин, даже ценой временного прекращения работ над перспективной техникой. По докладам военной приемки, даже в апреле 1944 года заметного повышения качества не произошло, но уже летом 1944 года наметился положительный сдвиг в создавшейся ситуации: многие танки и самоходки уже отрабатывали гарантийный ресурс. Осенью того же года во многих рапортах из фронтовых частей отмечалось, что ИС-2 и самоходки на его базе уже перекрывают своей безаварийной работой гарантийные показатели. Другим следствием максимального увеличения выпуска танка ИС-2 стала полная занятость бронекорпусных мощностей ЧКЗ: все изготовляемые им корпуса предназначались для танков. Бронекорпуса для самоходок поставлял Уральский Завод Тяжелого Машиностроения.

        Однако для вооружения этих бронекорпусов оказалось недостаточно гаубиц-пушек МЛ-20С. Возможно, что такая ситуация стала следствием максимального увеличения выпуска в 1943 году корпусных орудий А-19 за счет сокращения объемов производства гаубицы-пушки МЛ-20. Такое решение было принято с целью обеспечения Красной Армии средствами борьбы с новым немецким тяжелым танком Pz Kpfw VI Ausf H «Тигр». На тот момент только 122-мм орудие А-19 могло на любой дистанции бронебойным снарядом пробить лобовую броню «Тигра». В итоге, по состоянию на январь 1944 года на складах имелся достаток орудий А-19, тогда как гаубицы-пушки МЛ-20 для самоходок поступали напрямую с заводов и их не хватало; поэтому в часть выпускаемых тяжелых САУ начали устанавливать орудия А-19. Поскольку в буксируемом варианте и МЛ-20, и А-19 устанавливались на единый нормализованный лафет 52-Л-504А, то замена ствольной части особых проблем не вызвала; прототип тяжелой САУ, оснащенной 122-мм пушкой А-19 «объект 242» был построен еще в декабре 1943 года. В серию этот вариант (ИСУ-122) пошел несколько позже — с апреля месяца 1944 года. В дальнейшем вплоть до конца войны ИСУ-152 и ИСУ-122 выпускались параллельно, за этот период (по данным из книги ) было выпущено 4030 тяжелых САУ серии ИСУ.

        С другой стороны, по своему артиллерийскому вооружению ИСУ-122 не имела никаких преимуществ перед базовым танком ИС-2, поэтому их выпуск после окончания войны был прекращен, а ИСУ-152 еще какое-то время оставались в производстве. К Челябинскому Кировскому Заводу в 1945 году подключился Ленинградский Кировский Завод — на нем освоили выпуск как танка-базы ИС-2, так и самоходки ИСУ-152. Всего в 1944-1947 гг. было выпущено 3242 установки ИСУ-152.

        В процессе производства в конструкцию ИСУ-152 неоднократно вводились небольшие, но важные изменения. На машинах поздних выпусков устанавливалась радиостанция 10РК (вместо 10Р), 12.7-мм зенитный пулемет ДШК, емкость основных и дополнительных топливных баков была увеличена по сравнению с базовым танком. На этих самоходках также была возможна установка двух дымовых шашек с электрозапалом и устройство их сброса с ручным приводом.

        В течение 1944-45 гг. в опытном порядке предпринимались попытки увеличить огневую мощь самоходки — в СКБ-2 завода №100 был построен прототип «объект 246» (он же ИСУ-152-1 или ИСУ-152БМ), вооруженный мощной 152.4-мм пушкой БЛ-8, разработанной в ОКБ-172 НКВД. Большой вылет ствола сильно затруднял эксплуатацию машины, также было выявлено много прочих недостатков, из-за чего установка не была принята на вооружение. Вторым вариантом была установка пушки БЛ-10 с более коротким стволом по сравнению с БЛ-8 того же разработчика («объект 247» или ИСУ-152-2). Но и эта САУ не была принята на вооружение по тем же самым причинам, что и «объект 246».

        Развитие самоходных установок ИСУ-152 не прекратилось и после Великой Отечественной войны. По своим боевым и эксплуатационным характеристикам они неплохо соответствовали требованиям армии 50-ых и начала 60-ых годов, поэтому оставшиеся в строю машины прошли в 1956 году серьезную модернизацию: двигатель В-2ИС был заменен на В-54К, обновлены устройства связи (установлены радиостанция Р-113 и переговорное устройство Р-120) и наблюдения (заменен прицел прямой наводки на ПУР-26, введена командирская башенка с прибором ТПКУ и семью смотровыми блоками ТНП). Изменения также коснулись ряда узлов ходовой части, были увеличены емкость топливных баков и боекомплект (30 выстрелов). Модернизированный вариант самоходки получил обозначение ИСУ-152К («объект К-241»). Второй вариант послевоенной модернизации ИСУ-152 последовал в 1959 году — на САУ устанавливались узлы и агрегаты модернизированной версии базового танка ИС-2М. К числу важных нововведений этой модернизации относится установка прибора ночного видения. Усовершенствованная таким образом машина обозначалась как ИСУ-152М («объект М-241») и внешне довольно заметно отличалась от первоначального варианта самоходки. Обе эти программы модернизации позволили поднять надежность и боевые свойства базовой модели ИСУ-152, что позволило ей еще долго оставаться на вооружении Советской Армии.

Устройство САУ

Схема бронирования ИСУ-152

        Тяжелая САУ ИСУ-152 представляет собой шасси танка ИС, в передней части которого установлена бронированная рубка со смонтированной в ней гаубицей-пушкой МЛ-20С. Компоновочная схема машины характерна для всех советских средних и тяжелых САУ. В рубке находится боевое отделение, совмещенное с отделением управления, а моторно-трансмиссионная установка размещена в кормовой части и отделена от рубки перегородкой. Гаубица-пушка МЛ-20С в массивной броневой маске, защищающей противооткатные устройства, расположена справа от центральной оси машины. Подвижная часть маски дополнительно служит уравновешивающим элементом. Слева от орудия находится место механика-водителя, оснащенное смотровым прибором. Боекомплект размещается в нижней части рубки вдоль ее стенок и составляет 20 артвыстрелов раздельного заряжания. Для доступа в рубку на крыше имеются два круглых люка, а на стыке крыши и заднего броневого листа расположен еще один двустворчатый люк прямоугольной формы. На правом люке на машинах позднего выпуска устанавливалась турель с зенитным крупнокалиберным 12.7-мм пулеметом ДШК (который часто использовался и против вражеской пехоты). Моторно-трансмиссионная установка САУ аналогична используемой в танках ИС: дизельный 12-цилиндровый V-образный двигатель В-2ИС мощностью 520 л. с. располагался продольно в корпусе самоходки.

        Поскольку к самоходке слова известного артиллерийского конструктора В. Г. Грабина о том, что она есть лишь повозка для пушки, применимы с гораздо большей точностью, чем к танку, имеет смысл более подробно остановиться на ее главном оружии — гаубице-пушке МЛ-20С. Это орудие было разработано группой конструкторов артиллерийского завода в Мотовилихе во главе с Ф. Ф. Петровым в 1936 г. На проектирование орудия такого класса у КБ завода уже имелось задание Главного Артиллерийского Управления. Однако Ф. Ф. Петров и его группа инженеров разработали в параллельном порядке альтернативную конструкцию. Ее неоспоримым преимуществом было использование в ней лучших узлов и механизмов от 152-мм пушки образца 1910/1934 г., которая производилась на заводе в Мотовилихе и для которой было подготовлено необходимое технологическое оборудование. По результатам сравнительных испытаний, проведенных в конце 1936 г., победителем вышла МЛ-20, которая была принята на вооружение Красной Армии под названием «152-мм гаубица-пушка образца 1937 года (МЛ-20)». Заимствованный у пушки обр. 1910/1934 г. ствол длиной в 35 калибров был снабжен мощным щелевидным дульным тормозом. Этот ствол для МЛ-20 выпускался в моноблочном, скрепленном и со свободной трубой вариантах. Гаубица-пушка имела поршневой затвор, который позволяет достичь максимальной скорострельности в 3 — 4 выстрела/мин. Открывается и закрыватся затвор поворотом рукоятки. Конструкция орудия включает в себя механизмы взаимной замкнутости и удержания гильзы эаряда под большими углами возвышения. В самоходку ИСУ-152 ставилась полностью качающаяся часть гаубицы-пушки МЛ-20 с незначительными изменениями по сравнению с буксируемым вариантом (в частности, ствол МЛ-20С был на 3 калибра короче, чем у МЛ-20). К орудию применяются следующие типы боеприпасов:

        осколочно-фугасная пушечная граната ОФ-540

        осколочно-фугасная стальная гаубичная граната ОФ-530

        осколочная гаубичная граната сталистого чугуна О-530А

        бронебойно-трассирующий остроголовый снаряд БР-540

        бетонобойный гаубичный снаряд Г-530

        Осколочно-фугасная граната ОФ-540 весом 43.56 кг по выходе из ствола имеет скорость 655 м/с и при установке взрывателя на осколочное действие наносит поражение осколками на 40 м по фронту и на 8 м в глубину. Бронебойно-трассирующий снаряд БР-540 при выходе из ствола с начальной скоростью 600 м/с пробивал на дистанции до 1500 м лобовую броню всех танков вермахта (исключая, возможно, «Тигр» Ausf B). При попадании в башню он срывал ее с погона. Вследствие своей очень большой массы в 48.8 кг (для сравнения 85-мм бронебойный снаряд имел массу 9.2 кг) даже при непробивании сильнобронированной цели (например, «Элефанта») он гарантированно выводил ее из строя из-за поломок узлов и механизмов вследствие сотрясения и поражения экипажа за счет многочисленных внутренних отколов брони. Неплохие результаты давал обстрел вражеской техники фугасными и бетонобойными снарядами. При использовании бетонобойного снаряда Г-530 по прямому назначению им пробивалась железобетонная стена толщиной около 1 м.

        Для управления огнем ИСУ-152 оснащались телескопическим прицелом СТ-10 и панорамой Герца, которые обеспечивали ведение огня как прямой наводкой, так и с закрытых позиций. Установленные на самоходке средства связи включали в себя радиостанцию 10Р или 10РК и танковое переговорное устройство ТПУ-4-БисФ. Экипаж ИСУ-152 состоял из 5 человек: командира, командира орудия (наводчика), механика-водителя, замкового и заряжающего. В качестве личного вооружения экипаж имел пистолеты-пулеметы (ППШ или ППС) и гранаты Ф-1.

Боевое применение

        Организационно ИСУ-152 использовались в отдельных тяжелых самоходных полках (ОТСАП). Каждый полк имел на вооружении 21 самоходку в составе 4 батарей по 5 машин плюс одну командирскую. Частью они заменяли СУ-152 в уже существовавших подразделениях, частью (вместе с ИСУ-122) шли на формирование новых. Несмотря на одинаковую официально установленную тактику применения ИСУ-152 и ИСУ-122, их по возможности старались не смешивать в рядах одного полка, хотя были случаи наличия смешанного состава в нескольких частях. Всего было сформировано 53 ОТСАП.

        Тяжелые САУ предназначались для разрушения полевых и долговременных фортификационных сооружений, борьбы с танками на дальних дистанциях, поддержки пехоты и танков в наступлении. Боевой опыт показал, что ИСУ-152 способны успешно решать все эти задачи. Выявилось и своеобразное «разделение труда» между ИСУ-152 и ИСУ-122: первые лучше подходили для штурмовых действий и борьбы с укреплениями, а последние — для истребления вражеской бронетехники. Хотя как было сказано выше, ИСУ-152 могла поражать любые типы танков и самоходок вермахта. Сами за себя говорят прозвища ИСУ-152: советское «Зверобой» и немецкое «Dosenoffner» (открыватель консервных банок). Солидное бронирование самоходки позволяло ей сближаться на огневые позиции, недоступные буксируемой артиллерии и поражать цель выстрелами прямой наводкой. ИСУ-152 обладала хорошей живучестью под огнем противника и ремонтопригодностью, отличной иллюстрацией этих качеств самоходки является страничка о боевых действиях в Заполярье на сайте клуба военно-исторической реконструкции «4-ый егерский батальон финской армии».

        Выявились в боях и слабые стороны ИСУ-152. Ограниченные углы горизонтальной наводки делали ее уязвимой к фланговым атакам. Меньший угол возвышения (20 градусов против 65 у буксируемого варианта) сужал возможности маневра огнем на больших дистанциях. Из-за использования выстрелов раздельного заряжания большой массы страдала скорострельность, что уменьшало эффективность применения самоходки против танков и в ближнем бою. Наконец, возимый запас в 20 выстрелов зачастую оказывался недостаточен в боевой обстановке, да и погрузка всего боекомплекта в закрытую боевую рубку была очень утомительной операцией, порой занимая время продолжительностью более 40 минут. Вполне очевидно, что все эти недостатки являются обратной стороной достоинств ИСУ-152. Большая эффективность огня гаубицы-пушки МЛ-20 обеспечивается именно тяжелыми крупнокалиберными снарядами раздельного заряжания. Размеры боевой рубки ограничивают их возимый боезапас и максимальный угол возвышения орудия. Добиться широкого угла горизонтального обстрела можно путем размещения орудия во вращающейся башне. В условиях войны, когда во главу угла ставились массовый выпуск и технологичность конструкции, было объективно невозможно выполнить все желаемые требования к тяжелой САУ. Даже после окончания войны потребовалось немало времени и усилий, чтобы получить самоходное орудие с надежной защитой, круговым обстрелом, высокой точностью, скорострельностью и дальнобойностью.

        Однако, слабые стороны единичной самоходки ИСУ-152 опытные командиры компенсировали их коллективным использованием. При отражении танковых атак врага во избежание обхода с фланга часто практиковалось построение самоходок веером. При стрельбе с закрытых позиций к ним заранее доставлялись боеприпасы и пока часть самоходок вела огонь, другая перезаряжалась, что обеспечивало бесперебойный обстрел противника.

        Но самую максимальную эффективность использования ИСУ-152 показали при штурмах укрепленных полос и городов. Мобильность, хорошее бронирование и огромная разрушительная сила 43-килограммового фугасного снаряда делали самоходку страшным врагом для окопавшегося противника. За проявленную доблесть при освобождении белорусских городов 8 ОТСАП получили их почетные наименования, а еще 3 были удостоены ордена Боевого Красного Знамени. В дальнейшем они использовались практически во всех штурмовых действиях Красной Армии. Немалая часть успеха во взятии Кенигсберга и Берлина принадлежит самоходчикам, воевавшим на ИСУ-152. Последние свои залпы во Второй Мировой войне они дали на другом конце евразийского континента в ходе операции по разгрому японской Квантунской армии.

        После Второй Мировой войны ИСУ-152 еще несколько раз приняли участие в вооруженных конфликтах. Эти машины участвовали в венгерских событиях 1956 года, некоторое количество самоходок было передано Египту — там они выполняли функции неподвижных огневых точек по берегам Суэцкого канала.

        Даже разоруженные ИСУ-152 продолжали служить в Советской Армии. Их ходовые части использовались в качестве базы для самоходных орудий особой мощности, пусковых установок и специальных машин обеспечения ракетных комплексов, БРЭМ. Часть разоруженных самоходок «сменила форму с военной на служебную» — работала тягачами и кантователями при аварийных ситуациях на железнодорожном транспорте. По неподтвержденным данным, незначительное количество таких спецмашин все еще состоит в инвентарном парке российских железных дорог.

Сравнение ИСУ-152 с другими САУ

        Несмотря на кажущуюся простоту вопроса, определить место ИСУ-152 среди равноценных ей машин наших бывших противников и бывших союзников очень даже нелегко, причем здесь очень трудно избежать тех или иных субъективных оценок и мнений. Поэтому автор сразу же отказывается от каких-либо попыток выявить самоходку-«чемпиона» и двух других «призеров» по каким-либо (как правило, весьма спорным) критериям. Гораздо более уместным будет рассмотреть ИСУ-152 в свете возможных конструкторских решений для машин такого класса, которые являются уникальными для каждой из сторон, участвовавших во Второй Мировой войне. Для начала нужно определиться, в какой категории машин можно подобрать более-менее адекватные образцы для сопоставления. Термин «самоходная артиллерийская установка» трактуется очень широко и его вполне логично подразделить на следующие виды:

        истребитель танков (английский Tank destroyer, немецкий Jagdpanzer);

        штурмовое орудие (английский Assault gun, немецкий Sturmgeschutz);

        самодвижущийся лафет с полуоткрытым или открытым размещением орудия (английский Self-propelled gun, немецкий Selbstfahrlafette);

        ИСУ-152 может рассматриваться и как тяжелый истребитель танков, и как тяжелое штурмовое орудие. В первой категории ее уместно поставить в ряд с истребителями танков, созданных на базе машин той же весовой категории, что и советский танк ИС-1. У союзников полноценных машин такого класса не было, для своих самоходок-истребителей танков они отдавали предпочтение скорости и маневренности, жертвуя при этом броневой защитой. Многие из американских машин такого класса имели открытую сверху вращающуюся башню и относительно легкое бронирование, что скорее соответствовало немецкой концепции Panzer Jager, нежели чем полностью и хорошо бронированному JagdPanzer. А из немецких машин под перечисленные условия по большому счету подпадает только «Ягдпантера», поскольку «Элефант» и «Ягдтигр» были существенно тяжелее по массе, чем ИСУ-152. Естественно, что специализированный истребитель танков «Ягдпантера» выигрывает и по заявленной бронебойности своей 88-мм пушки StuK43, и по скорострельности с количеством возимого боезапаса. А с другой стороны, попадание бронебойного снаряда БР-540 или осколочно-фугасного ОФ-540 в любой образец бронетехники вермахта в подавляющем большинстве случаев заканчивалось выведением его из строя даже при непробитии брони, очень часто повреждения носили безвозвратный характер. И это при том, что основным в боекомплекте ИСУ-152 был именно осколочно-фугасный снаряд! Следовательно, принимая во внимание все сказанное выше, можно заметить, что ИСУ-152 имела более чем серьезные противотанковые возможности, но до полноценного истребителя танков как «Ягдпантера», СУ-100 или ИСУ-122 по скорострельности и возимому боезапасу все-таки не дотягивала.

        Если рассматривать ИСУ-152 как тяжелое штурмовое орудие, то нашу самоходку не с чем сравнивать: ни у немцев, ни у англоамериканцев не было крупносерийных машин такого класса. Немецкие полностью бронированные штурмовые орудия строились на базе средних танков, а тяжелые САУ «Штурмтигр» имели весьма специфичную артсистему, которая накладывала жесткие ограничения на их применение, да и суммарный выпуск составил только 18 машин. Сравнивать и те, и другие с ИСУ-152 было бы явно некорректно. Существовал проект штурмового орудия калибром 150 мм на базе «Пантеры», но до его реализации в металле у немцев дело не дошло. Что же касается наших бывших союзников, то у них серийных машин того же класса, что и ИСУ-152 (полностью бронированная САУ на базе тяжелого танка), просто не было. Разумеется, и в немецких, и в англоамериканских войсках были самоходные артсистемы калибром 150, 155 мм или 6 дюймов. Но все они относились к классу открытых или полуоткрытых самодвижущихся (как правило, легкобронированных) лафетов на шасси средних («Хуммель») или легких (StuIG I, II, 38t) танков — ставить их в один ряд с тяжелой полностью бронированной ИСУ-152 было бы неправильно.

        По всей видимости, уникальность ИСУ-152 как раз и заключается в том, что эта боевая машина достаточно удачно сочетает в себе все качества, которые в армиях других стран выполняли более специализированные самоходки. Хотя основным ее назначением являлась непосредственная поддержка атакующих танков и пехоты, она имела серьезный противотанковый потенциал, а также возможность стрельбы с закрытых позиций. Соответственно и боевое применение ИСУ-152 было очень широким: при прорыве обороны противника эти самоходки проводили артподготовку с закрытых огневых позиций, затем поддерживали атаку танков и пехоты своим мощным огнем, поражая трудные цели типа долговременных огневых точек и блиндажей. На следующем этапе наступательной операции ИСУ-152 благодаря своей хорошей для тяжелой САУ скорости сопровождали прорвавшиеся в глубь обороны врага части, теперь уже выступая в роли истребителя танков для срыва возможных контратак противника. Эта помощь была очень нужна для дальнейшего успешного развития операции. Наконец, ИСУ-152 была более чем востребована при штурмах сильноукрепленных оборонительных полос и городов. В немецкой армии для выполнения всех этих задач потребовалось бы три различные машины. Несмотря на их более узкую специализацию, они далеко не всегда имели бы перед ИСУ-152 явное преимущество (хотя ради объективности надо сказать, что в отдельных случаях ИСУ-152 могла серьезно проигрывать по своим боевым качествам более специализированной самоходке противника). Кроме того, боевая обстановка очень часто бывала такой, что какой-то тип машин из этой тройки у немцев мог отсутствовать в нужный момент — это дает ИСУ-152 еще одно важное преимущество. В целом же, самоходная артиллерийская установка ИСУ-152 на момент создания и большой последующий период времени была эффективным, надежным (естественно, уже после устранения «детских болезней») и универсальным средством для решения широкого круга боевых задач, стоящих перед машиной такого класса. Долгая служба в рядах Советской Армии, уважительное отношение к ней своих солдат и надлежащая оценка ее боевых качеств солдатами противника являются лучшей наградой как самой самоходке, так и ее создателям. А сами ИСУ-152 внесли более чем весомый вклад в Великую Победу над нацистской Германией и ее союзниками.

Вместо эпилога или немного о мифотворчестве

        Советским тяжелым самоходкам посвящено достаточное число публикаций в литературе и информационном пространстве Интернета. Однако взаимных противоречий и неверных сведений в них хватает с избытком. В первую очередь это относится к публикациям советского периода нашей истории, причем это справедливо как и по отношению к мемуарной литературе, так и к материалам обзорного научно-популярного исторического характера. Поскольку любую критику надо начинать с анализа собственных ошибок, то автор сразу же признает, что в первом варианте статьи, посвященной ИСУ-152, он допустил ряд некорректных утверждений, уходящих своими корнями именно в поздние советские публикации. В этих материалах прослеживается четкая тенденция задействовать на поле боя СУ-152 и ИСУ-152 как можно раньше, с характерным примером такого подхода можно ознакомиться здесь. К той же теме относятся утверждения о демонстрации новой техники (ИС-2 и ИСУ-152) правительству ранней осенью 1943 года. Налицо явная путаница сразу нескольких машин друг с другом — прототипов ИС №1 и ИС №2 с серийными ИС-1 и ИС-2, а также ИСУ-152 с одной из модификаций СУ-152. Взаимная подмена ИСУ-152 и СУ-152 часто встречается и в русскоязычной литературе, а в англоязычных Интернет-публикациях такая вещь носит вполне обыденный характер. Что касается стремления на бумаге «ввести в бой» советские тяжелые самоходки как можно раньше, то это, по всей видимости, объясняется во первых, все той же путаницей в типах машин; а во-вторых, горячим желанием наших авторов показать, что у нас на начало и лето 1943 года был достойный ответ «Тиграм» и «Элефантам».

        Не обошла эта беда и автора — в первом варианте своей статьи автор привел пример, иллюстрирующий недостаток ИСУ-152 — малое количество возимого боезапаса, взяв из справочника по биографиям Героев Советского Союза описание боя 10 ноября 1943 года под Фастовом, где в тексте фигурирует именно ИСУ-152. Однако могла ли 10 ноября 1943 года участвовать в бою ИСУ-152, если 21 ноября 1943 года на испытания вышел ее прототип, а к концу того месяца планом предписывалось сдать приемке всего 5 машин? А с момента приемки до попадания на фронт проходит еще какое-то время, так что авторы справочника (Интернет-версию интересующего эпизода можно посмотреть здесь) вероятнее всего указали ИСУ-152 вместо СУ-152. Однако по вооружению и боезапасу эти самоходки совершенно эквивалентны и бой 10 ноября 1943 года под Фастовом все-таки можно считать иллюстрацией обобщающего тезиса о недостаточном боекомплекте тяжелых советских САУ, вооруженных 152.4-мм орудием МЛ-20С.

        Другим распространенным поверьем относительно советских тяжелых САУ являются утверждения о том, что якобы ИСУ-152 была создана на базе ИС-2 уже после ИСУ-122, базой для которой послужил ИС-1. Причиной называется неадекватность вооружения ИСУ-122 после того, как основной танк получил пушку того же калибра, что и ИСУ-122, следствием чего было усиление артиллерийского вооружения самоходки. Чаще всего такое встречается на зарубежных Интернет-сайтах, но существуют и русскоязычные варианты этой легенды. За примером далеко ходить не надо, смотрите эту статью на Броне-Сайте. По всей видимости, причиной такого явления стал вполне логичный вопрос «Зачем вооружать самоходку той же пушкой, что и танк-базу?» и очень логичная попытка на него ответить. К тому же это поверие подкрепляется аналогией со средними самоходками — СУ-100 была создана позже того, как на танк-базу Т-34 установили 85-мм орудие, стоявшее ранее на предыдущей версии САУ СУ-85, которая после этого уже не имела огневого преимущества над танком-базой. Все это очень логично, но неправильно: ИСУ-152 появилась чуть раньше, чем ИСУ-122 и изначальной базой для обеих этих машин был танк ИС-1, поскольку ходовая часть у обоих прототипов была одинаковой (это видно даже по их индексам: ИСУ-152 обозначалась как «объект 241», а ИСУ-122 — «объект 242»).

        К сожалению, приходится констатировать, что количество материалов, посвященных ИСУ-152, еще не перешло в качество: в справочных изданиях информация, как правило, адекватная, но немногословная; а многие источники с развернутым описанием советских тяжелых САУ Второй Мировой войны страдают отмеченными выше недостатками. Кроме того, впечатление от ряда неплохих по задумке публикаций портят издательские огрехи: например выпуск «Танкомастера» №4 за 2001 год, посвященный тяжелым советским САУ, содержит огромное число опечаток в тексте и кое-где смесь характеристик разных машин в справочных таблицах (стр. 21 — таблица ТТХ ИСУ-152 в разделе ходовая часть содержит те же данные, что и аналогичный раздел для СУ-152 на стр. 19). Тем не менее, приведенная ниже таблица ТТХ базируется именно на информации из этого журнала, а ошибочные данные замещены правильными из таблицы ТТХ для ИСУ-122.

        До настоящего времени сохранилось несколько экземпляров ИСУ-152. Она имеется в экспозициях Артиллерийского Музея в Санкт-Петербурге и Бронетанкового Музея в Кубинке. В последнем также экспонируется упоминавшийся выше опытный вариант «объект 247», оснащенный 152.4-мм орудием БЛ-10.

        Приобрести модель ИСУ-152 для «домашнего музея» достаточно просто, так как ее сборные модели-копии выпускаются многими производителями модельной продукции, как зарубежными, так и отечественными. Однако по большому счету, во многих городах России (за исключением Москвы и Петербурга) доступна только одна сборная модель ИСУ-152 ведущего российского предприятия «Звезда» в масштабе 1:35. Несмотря на то, что продукция «Звезды» приходится на доступный ценовой диапазон, модель ИСУ-152 этой фирмы по своему качеству очень даже неплоха (во всяком случае, тот экземпляр, что попал в руки автору в 2002 году). Возможно, это связано с тем, что матрица для отливки модели была лицензирована у одной из иностранных фирм (скорее всего «Italeri», с которой у «Звезды» налажено сотрудничество и которая сама производит модель ИСУ-152 для продаж на европейском рынке). Эту версию подтверждает надпись на упаковке «запрещено к продаже вне бывшего СССР». В любом случае, детали обладают хорошей сходимостью, а сам процесс сборки модели достаточно прост, что позволяет рекомендовать ее даже начинающим моделистам.

Тактико-техническая характеристика

Библиография:

1.Шунков В. Н. Оружие Красной Армии. — Мн: Харвест, 1999. — 544 с.

2.Карпенко А. В. Тяжелые советские САУ //Танкомастер № 4, 2004

3.Желтов И. и др. Танки ИС //Танкомастер (спецвыпуск)

4.Сайт The Russian Battlefield

Энциклопедия танков.
2010.

.

Страницы: 1 2

Вы также можете почитать…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *